RU EN
Архив новостей
 
Опрос Все опросы

«Бессмертный полк»: обучающаяся Барнаульского техникума сервиса и дизайна одежды Анастасия Шиянова о Великой Отечественной войне

23.05.2014

«Бессмертный полк»: обучающаяся Барнаульского техникума сервиса и дизайна одежды Анастасия Шиянова о Великой Отечественной войне

Вот уже много лет, как прошла война, а отзвуки ее до сих пор напоминают нам о ней. Одна из немногих историй, которые рассказывала мне моя бабушка, глубоко запала мне в душу. Ей в ту пору было четыре года, но она до последнего дня помнила каждую минуту того мгновенья. Это было в 1941 году:

«Помню в избу зашел отец. Вытащил из кармана мешочек, как из-под махорки, развязал и высыпал на ладонь конфеты - полосатую подушечку. Сказал нам: «Ешьте, дети, ешьте!» А у самого по щекам, по усам катились капли серебристых слез. Отец подошел к «шестаку» русской печки, положил руку на мамино плечо и осторожно, чтобы мы не слышали, сказал ей: «Наталья, началась война!» Горько и долго плакала мама.

Большая толпа деревенских людей собралась у сельсовета. Мы, дети, тоже шмыгали, стараясь протиснуться между взрослыми и не понимая, о чем они говорят. Потом все двинулись за деревню. Мужчины - верхом на лошадях, а женщины с детьми и стариками - вслед за ними.

Мама шла возле отцовского коня, на руках у нее была моя младшая сестренка, которой едва исполнился один месяц. Меня брала ревность: на руках у мамы должна быть я, и вот тебе на! Я топала за мамой, держась за широкий подол ее длинной юбки. Мужчины, сидящие верхом, коней не понукали. Ехали очень медленно, так что все малыши и старики поспевали за ними.

Только вышли за околицу, как нам запретили идти дальше. Голос у незнакомого человека с погонами был очень строгий. У высокой каменной горы, у шумной быстрой речки мы стали прощаться с родненьким отцом.... Со всех сторон доносились плач, стоны. Кто ревел, захлебываясь горькими слезами, кто молча прижимался к родному плечу.

Встретиться с отцом нам больше не пришлось, он отдал свою жизнь ради спасения миллионов жизней. У мамы нас осталось пятеро. За прошедшие годы мы поняли значение каждого мгновения того дня, и он навсегда остался в моей памяти. У нас в селе Чинета были счастливчики - хоть инвалида, но дождались своего отца. А вот наша мама, каждый день ходила на косогор, смотреть. Не идет ли домой наш отец Илья.... И каждый раз мы ждали маминого возвращения с надеждой, что она придет не одна. Мы были согласны встретить «тятю» хоть без рук, хоть без ног, - лишь бы он был дома, был с нами!

С тех пор прошел не один десяток лет, а мама все прислушивалась к мужским разговорам. Спрошу ее: «Мама, что ты?», «Да мне показалось это голос отца!». Сколько раз она беспричинно подбегала к двери, спрошу: «Мама, ты что?», «Да мне показалось шаги отца!». А по ночам я слышала, как тихонько тайком от нас плакала мама, сжимая в руках маленький потертый клочок бумаги - похоронку.


Возврат к списку